Рудник «Герберц-1»

Рудники и горные заводы. Первые попытки разведки медной руды в Питкяранте относятся к последней трети XVIII века. Но это не подтверждают известные исследователи Северного Приладожья, посещавшие эти места. Скажем, первый краевед Карелии, лютеранский пастор из Сортавала Самуил Алопеус ничего в своих записках Вольному экономическому обществу о нахождении медной или оловянной руды в Питкяранте не писал. Побывавший в этих местах в 1785 году академик Н.Я.Озерецковский тоже ничего не упоминал о питкярантских рудах. И даже бывший в 1804 году в окрестностях деревни Питкяранта академик В.М.Севергин ничего не писал о местных рудах.

История горняцкого освоения питкярантского рудного месторождения начинается лишь в первой четверти XIX века. В 1810 году в Питкяранту прибыла экспедиция капитана горного корпуса Фурмана. Это была серьезная научная экспедиция. Велись раскопки, но, как определил руководитель экспедиции, промышленному освоению запасы медной руды здешней не подлежат. Так, не солоно хлебавши, экспедиция, затратив немалую сумму денег на поиски руд, покинула Питкяранту.

Начало освоения питкярантских руд было положено в 1814 году архитектором М.Ошвинцовым, подпоручиком Е.Барановым и крестьянином А.Анисимовым. В реестре горных мастеров в Гельсингфорсе за 1811-1871 годы указано, что начало разработок медных руд в Питкяранте было положено на горе Аласуомяки, где позднее находился рудник Омельянова. Однако изнурительный труд первопроходцев-старателей, большие материальные затраты к желаемому результату не привели и они оставили начатое дело.

В 1816 году некий купец Воробьев, а вслед за ним — А.Х.Чеботарев, ведомый горным обер-капитаном Дерябиным из Санкт-Петербурга возобновили добычу руд, но, истратив за два года около 70 тысяч марок, прекратили начатое предприятие. Их дело подхватил в 1821 году английский подданный Лионель Лукин. Получив привилегию на разработку питкярантских руд, потребовав широких прав на свободное использование лесов и водопадов в Импилахтинском приходе, он получает их в 1823 году. У горнопромышленника были настоящие наполеоновские планы, но из-за недостатка необходимых средств, он оставил предприятие и вернулся в Англию ни с чем…

Неудачи первых попыток добычи медной руды в Питкяранте объясняются, во-первых, тем, что всякое начало трудно, во-вторых — тем, что первоначальная разведка производилась людьми мало или вовсе незнакомыми с горным промыслом. Смекалку и расторопность в начале промышленного освоения питкярантских руд проявил промышленник, коллежский советник, камер-фурьер Всеволод Омельянов. В 1830 году тогдашний руководитель Горного департамента Финляндии берг-интендант Нильс Норденшельд (отец знаменитого полярного путешественника) посоветовал этому горнопромышленнику ознакомиться с горным делом Западной Европы. Привелегия на добычу местных руд перешла к Омельянову и он, начав на свой страх и риск их освоение, понял, что ему необходимы хотя бы элементарные знания в области горнопроизводства. В 1834 году он совершил поездки в Англию, Францию и Германию, где знакомился с тамошним горным делом. Побывав в Саксонии, в частности во Фрайбергской округе, где зарождалось старинное горное дело, он видел работу саксонских рудокопов, а уезжая, пригласил приехать в Питкяранту из известной Фрайбергской горной академии некоего господина Албрехта, который вскоре и прибыл на северное побережье Ладожского озера.

Уже в 1832 году началась промышленная разработка медной руды в Питкяранте Омельяновым. Он строит медеплавильный завод. Добыча руды идет, но с переменным успехом. Будучи завидным энтузиастом он нашел кроме медной и оловянную руду. К 1840 году им было вложено в освоение питкярантских руд более 225 тысяч марок.

За все годы им было добыто 500 пудов олова. А вот добыча медной руды была довольно значительна, хотя она и велась, в основном, бывшими крепостными крестьянами великорусских губерний, владельцем которых являлся Омельянов. Управляющими здешнего горнопроизводства у этого помещика сначала был горный инженер Албрехт, а позже — барон Унгер-Штернберг. В 1838 году в Питкяранте побывал минералог Соболевский, которому Албрехт сообщал, что питкярантские жилы простираются почти на три киллометра. «Содержание в них руды очень неодинаково, хотя вообще оно богаче знаменитого Альтенбергского оловянного месторождения, с успехом разрабатываемого с 1540 года. Все это, как кажется, должно предсказать полный успех полезному предприятию господина Омельянова, тем более важному, что пространная и богатая Россия, по разнообразию и количеству своих ископаемых, из употребительных металлов, не извлекает одного только олова» — отмечал тот же Соболевский.

Деревня Койриноя. Западные окрестности Питкяранты. Здесь в устье ручья Койриноя начал действовать Митрофанневский завод, где производилось плавление олова — единственное в своем роде предприятие на всей европейской части Российской империи. На нем 23 июля 1842 года произошла первая в европейской России плавка олова. Производилась она под руководством известного русского металлурга Григория Андреевича Иоссы.

Завод назван в честь святого Митрофания Воронежского — сподвижника Петра Первого в строительстве флота в Воронеже. Тут прямо на водопаде была построена плотина, а от нее вода по двум водопроводным лоткам направлялась на вододействующие колеса фабрики по промывке руды, привозимой из питкярантских рудников и олово-медеплавильной фабрики. При первых плавках, обучая местных рабочих, присутствовали и другие известные металлурги: Обухов, Ламанский, Полетика… Остатки завода заметны еще и ныне.

Чуть ранее, в середине тридцатых годов, в устье ручья Келиоя (восточная окраина Питкяранты) строится небольшой медеплавильный завод, а по соседству с ним другой питкярантский горнопромышленник Генрих Клее строит заводик, вошедший в историю под названием Аласавота. В 1847 году Омельянов умирает в крайней бедности. Фортуна не улыбнулась этому питкярантскому первопромышленнику, он так и не увидел сказочных барышей. Генрих Клее же получает от финляндского правительства все питкярантские рудники и заводы, а затем продает их петербургскому акционерному обществу под названием Питкяранта-Компани за 120 тыс рублей серебром. По другим сведениям наследники Омельянова продали его дело за 40 тысяч рублей серебром той же Питкяранта-Компани. С приобритением дела названная компания устроила на ручье Келиоя два завода (очевидно, упомянутые выше): один медеплавильный, другой — для толчения и промывки оловянной руды. Для обеспечения второго завода водой была сделана попытка соединения каналом озеро Ниетярви (6 км. севернее Питкяранты) и ручья Келиоя. Его рыли крепостные горнорабочие, но, истратив на это 50 тысяч рублей серебром, не закончили работы, и поэтому второй завод перестал действовать из-за нехватки воды, а вслед за ним по той же причине и первый.

Геолог С.С.Куторга в своем знаменитом путеводителе по финляндским берегам Ладожского озера (1851 год), посетив Питкяранту, писал, что «в здешнем рудном месторождении проложено восемь шахт, закрытых, для защиты от дождя и снега, дощатыми шалашами, под которыми помещаются ручной и конный ворот для поднятия воды и руд». Воздух в шахтах был спертым, особенно летом, поэтому добыча проводилась зимой. И далее он описывает технологию производства меди в Питкяранте того времени. «Руда выламывается порохострельной работой, и из шахт подымается на тачках, по наклонным плоскостям. Наверху ее разбивают, как для того чтобы выделить пустую, не содержащую руду породу, так и для измельчения ее для плавки … пустую породу сбрасывают в отвалы … Разбитую медную руду сортируют, то есть выбирают в одну кучу богатую, а в другую — бедную руду, и эту последнюю отсылают на обогатительное заведение, а богатую прямо проплавляют на заводе, тут же устроенном, сначала в шахтной печи на купферштейн, который предварительно обжигается в стойлах, а потом снова плавиться в той же печи и из него получается черная медь. Черная медь очищается … в горне, при этой операции, после нескольких часов плавки, мастер опускает в расплавленную массу конец железного шеста, на котором при вынутии застывает тонкая пленка меди, по которой он судит о том, готова ли медь и это называется снимать пробу. Когда окажется, что медь чиста, готова, то сгребают горячий уголь, которым сплав был засыпан, и который раздувался потоком воздуха из воздуховного цилиндра. За этим дают остыть поверхности расплавленной меди, ускоряя тем, что поливают ее водой, и … остывшая часть меди железными щипцами вынимается в виде большого плоского круга, называемого розеткою, и такой формы чистая медь — розетною медью … Розетную медь окончательно очищают в разливочном горне … меньшего размера. Переплавленная медь из горна разливается ковшами в чугунные формы, обмазанные внутри глиной. Лишь вылитая медь успеет отвердеть, то ее еще горячую обжимают под большим молотом. В этом виде она поступает в оптовую продажу на заводы, где ее плющат в ленты, вытягивают в прутья …».

Управляющими питкярантскими рудниками и заводами в разные годы были: Албрехт, Унгерн-Штернберг (до 1859 года), Афанасий Ширяев, Жофриандер (он же Ефриандер и Жофрио). Исследовал питкярантские прииски живший в Питкяранте немецкий геолог Отто Готтлоб Трюстедт, руководивший деятельностью здешних горных предприятий с 1879 по 1890 годы. Он опубликовал солидный труд по геологии Питкяранты на немецком языке в начале нынешнего столетия. Его именем назван минерал, найденный близ Куусамо, который называется трюстедтитом. С 1880 года до второй половины девяностых годов на здешних рудниках работал известный шведский металлург Иохан Густав Грендаль. Им опубликовано рекламное описание месторождения, рудников и заводов Питкяранты для Всероссийской промышленной выставки в Нижнем Новгороде. (Г.Грендаль. Питкяранта. Краткое описание питкярантского месторождения, рудников и заводов. СПБ, 1896)

В 1860 году начали действовать еще два паровых завода по толчению и промывке оловянной руды. Все заводы были построены вблизи рудников. В шахтерском поселке, который находился рядом с «Красной глигкой» (западный район Питкяранты) около берега Ладоги, распологались 24 деревянные казармы на тысячу человек. Рядом, в горняцкой части старой Питкяранты были расположены дома управляющего и его помошника, дом пастора, православная церковь, несколько изб рабочих-шахтеров. Известный геолог К.П.Солитандер, посетивший поселок в начале восьмидесятых годов отмечал, что в нем действовала школа с двумя классами: один для детей до 11 лет, другой — для детей от 8 до 13 лет. В разные годы в ней училось от 30 до 50 учеников. При школе работали два учителя.

Для деятельности рудников и заводов требовались не только финансовые вливания, но и покровительство знатных особ, приближенных к императорскому двору. Так местным горнопромышленникам покровительствовали княгиня Кочубей, Мария Евреиновна (есть даже минерал евреиновит), Эмилия Чулкова.

Руда и металлы из Питкяранты отправлялись первые годы по суше, а с конца пятидесятых годов — пароходами, зимой — по зимнику через города Сортавала и Кексгольм до станции Дранишниково и далее почтовой дорогой Санкт-Петербург — Выборг.

Но что представляли из себя шахты Питкяранты в шестидесятые-семидесятые годы XIX века? Вот как пишет об этом первый гидрограф Ладоги, полковник корпуса флотских штурманов А.П.Андреев в своем труде «Ладожское озеро»: «…Шахты в Питкяранте идут на глубину более 50 сажень и ниже горизонта Ладожского озера на 40 сажень». Вместе с проводником он спускался в оловянную шахту. Они «… зажгли лучины и, взяв их по пучку, опустились в рудник. Сырость увеличивалась, на ступенях лестницы образовалась грязь; по левую сторону спуска были поручни, а за ними устроен был ход для тачек, поднимающихся из шахты с рудой. Вода из помпы брызгала на лестницу и идущих по ней… Вдали, в самом краю пещеры, по стенам виднелись ночники рудокопов, вроде светящихся червячков; сами же рудокопы были едва заметны… Сырость здесь очень велика… Рабочие в рудниках чухны. Они работают день и ночь, в две смены. Во всем руднике не только что песни, но и голоса не слышно: стук молотка какой-то глухой, все мертвенно-могильно! … Ночник маслянный и висит на палке, воткнутой в щель стены; подле него висит маленькая берестяная котомка с каким-то съедобным запасом. Под ногами валяются доски, поленья, куски руды — обстановка незавидная! …» Применялся даже детский труд, о чем писал А.П.Андреев: «…подле этой шахты есть здание, где множество мальчиков разбивают на мелкие куски вынутую из шахты руду и ее сортируют … Питкярантский завод кормил иногда до 2000 рабочих с семействами; но колебания работ на заводе зачастую уменьшали число рабочих в десять раз».

А вот как описывал питкярантские рудники побывавший в Питкяранте в 1877 году путешественник А.В.Елисеев в своей книге «По белу свету «: «В то время, когда мы посетили Питкеранду, шахтовые работы на медных и оловянных приисках там велись довольно энергично и целые сотни рабочих копались в глубоких рудниках. Наш спуск в главную оловянную шахту, находящуюся на глубине более чем тридцати сажень, был не особенно удачен, и мы вместе с проводником не сошли, а скатились по сырым ступеням лестницы, отделавшись, впрочем, лишь небольшими ушибами … Спустившись в главную галерею с фонарями в руках, мы долго блуждали по шахтам, зеленоватые стены которых слегка искрились, отражая многочисленные огоньки рабочих, ломавших оловянную руду. Легкий плеск небольшой струйки воды , пробивавшийся в одной из галерей рудника, заглушался стуками молотов и голосами рабочих, забивавших шурф для порохового взрыва. Этот последний произошел так внезапно для нас, что я думал уже о том, не обваливается ли вся подземная галерея, грозя засыпать нас навсегда».

Кроме упомянутых заводов в Питкяранте действовал сульфатный завод. Сульфат получавшийся в виде побочного продукта при плавлении руд, имел небольшой объем. Из окиси железа изготовлялась красная краска. Многие деревянные дома в Финляндии тех времен красились именно питкярантской краской. Но особой известностью пользовался питкярантский стекольный завод, построенный в 1887 году. В год на нем производилось до 10 миллионов бутылок. Завод имел две непрерывно действующие печи и две переодически действующие, которые были построены по системе Сименса. Тот же Г.Грендаль отмечал: «Непрерывно действующие печи круглого сечения, диаметр их 8 метров и имеются 22 рабочих отверстия, причем при каждом отверстии работают по два человека … Относительно большое содержание окиси магния делают массу для получения стекла весьма трудноплавкой, что в свою очередь до некоторой степени обуславливает известную прочность питкярантского стекла. Но прочностью своей питкярантское стекло обязано не только своему составу, но и тщательному охлаждению, которое длится до шести дней …» Г.Грендаль утверждал, что «… питкярантское стекло стоит по качеству на одной ступени со стеклом лучших заграничных заводов …» Питкярантское стекло обладает странными свойствами, а именно: оно при охлаждении кристаллизуется, давая красивые кристаллы. Вся продукция всех питкярантских горных предприятий сбывалась по преимуществу в России. Перевозкой продукции по Ладоге были заняты два буксирных парахода и около двадцати барж. Все эти факты относятся к середине девяностых годов XIX века.
Акционерное общество Питкяранта-Компани, просуществовав двадцать лет, обанкротилось. Тогда питкярантские рудники и заводы на аукционе в 1867 году приобрел купец А.Юдин за 20 тысяч марок, но вскоре владельцем их стал торговец Л.Жоффриандер, заплативший за них 12 тысяч рублей. В 1875 году петербургский банковский делец Карл Винберг купил их за 28 тысяч рублей. Затем они перешли в собственность основателя А/О Э.М.Мейер и Компания Эдварда Мейера, потом — А/О Ладога (владельцы: Томас Шварц и Б.Герберц) в 1896 году. А с 1899-1903 годах ими владела петербургская сталелитейная компания Александровский, в 1903-1907 годах —Российский имперский банк. Если до конца восьмидесятых годов преимущественно добывались и плавились медная и оловянная руды, то в девяностые годы в добыче и плавке преобладала железная руда.

Добыча руд продолжалась до 1904 года, когда вследствие экономического кризиса, вызванного русско-японской войной, работы были прекращены. В «Путеводителе по Финляндии», содержится другая точка зрения на прекращение горных разработок в Питкяранте, а именно, что рудники«…имели раньше крупное значение, так как ежегодный оборот превышал 1 миллион марок». Десять лет бездействия (1904-1914) из-за невыгодности предриятия ввиду того, что руды не содержали нужного колличества металлов, а способ обработки их явно устарел, завершились тем, что в 1914 году А/О Ristiniemi возобновило разработку, но уже на более совершенном технологическом уровне.

Питкярантские рудники действовали вплоть до начала пятидесятых годов XX века.

Добыча железной руды велась в 10-15 км. юго-восточнее Питкяранты, в местечке Лупикко. Это месторождение магнетита было открыто в 1856 году крестьянином Я.Павловым. Около шахты действовала небольшая домна. Однако деятельность ее из-за вредных примесей в руде была переведена на местную болотную и озерную руды, но все равно плавку чугуна прекратили в 1876 году (по другим источникам — в 1873). В местечке Масууни, около Аларистиоя, что в полутора км. юго-восточнее Питкяранты, на берегу Ладоги, с 1897 года действовал железоплавильный завод петербургского Александровского сталелитейного завода. Железная руда поступала из шахт самой Питкяранты (отчасти из Лупикко).

Остатки некогда действующих горных предприятий можно увидеть и сегодня. Это — целый музей горного дела под открытым небом, руины промышленного Карфагена, ушедшая шахтерская слава Питкяранты.


Создание сайтов
Создание сайтов Разработка сайта. Иркутск.