Главная >>> Статьи >>> История Мест >>> Каменоломни острова Тулолансаари.

Каменоломни острова Тулолансаари.

Описание

На севере Ладожского озера, в 6-7 км к востоку от города Сортавала, расположен большой и красивый остров Тулолансаари, ставший колыбелью приладожских рунопевцев, родиной знаменитых атлантов Эрмитажа и местом творческих подвигов известного художника и мыслителя Николая Рериха. Еще в начале 1940 года здесь находилось 6 деревень с двумя тысячами жителями, а ныне — нет никого, кроме заезжих рыбаков и туристов.

Остров Тулолансаари (в просторечье – Тулон, Тулола) — один из самых крупных на Ладожском озере островов, уступающий по размерам лишь Риеккалансаари и Мантсинсаари. С севера и северо-востока берега Тулолансаари омываются водами пролива Хийденселькя («пролив лешего»), с запада – Хонкасалонселькя («пролив сосновой чащи»). С юга и юго-востока остров Тулола защищен от открытой Ладоги группой небольших островов-спутников – Орьятсаари, Карпансаари, Пеллотсаари и другими.

По одной карельской легенде, остров Тулолансаари получил своё название – в переводе с карельского «остров пришельцев, место прибытия» — после такого события. «Отправились как-то жители Сортавала в путешествие на плоту, и сказали, что назовут местом Тулола тот берег, куда их пригонит ветер. Ветер пригнал их на великий остров, который первожители и назвали Тулолансаари. Пришедшие на остров остановились на самом высоком месте, на горе Пеккисенмяки, откуда расселились по всей округе».

По другой карельской легенде, первым жителем Тулолансаари был герой карело-финского эпоса «Калевала» рунопевец и богатырь Вяйнемёйнен, который родился на Ладоге, долго плавал по ней, пока не вышел на безлюдный остров, где совершил свои первые подвиги. Вот что поется об этом в одной из рун:

«Он пять-шесть годов скитался,

Семь и восемь лет проплавал

Наконец остановился

У безвестного мысочка,

У земли совсем безлесной …

Вот поднялся Вяйнемёйнен,

Стал на твердь двумя ногами,

Там, на острове средь моря,

Там, на суше без деревьев».

И эта легенда родилась не на пустом месте. На острове Тулолансаари, в деревне ПиениТулола, в течение 200 лет, с начала XVIII до конца XIX веков проживало семь поколений рунопевцев Ванниненых. Последним из этого рода был Андрей (1807-1891 годы). Родился он в 1805 году в деревне Рауталахти в семье рунопевца Бориса Ваннинена, приехавшего сюда с Тулолансаари. От отца Андрей записал 23 руны, и затем всю свою жизнь исполнял их на свадьбах и праздниках. Он пел о том, как кузнец Илмаринен выковал жену из золота, как играл Вяйнемёйнен на кантеле из щучьей кости на скале Кухавуори в Сортавала, и из карельской березы — на острове Тулолансаари. Исполнял Андрей также лирические и свадебные песни, знал много заговоров. Из Рауталахти Андрей переехал в Ваккосалми, рядом с Сортавала, а затем – на остров Риеккалансаари. Андрей не был женат. Невысок ростом, хилый, в детстве много болевший, но живой, многословный, он не стеснялся своего роста, а был весел и добродушен, смел, независтлив и честен. Считалось, что Андрей наделен мифической силой, и встреча с ним приносит счастье. Андрей был профессиональным сватом, и все сосватанные им, около 200 пар, были счастливы. В любую семью приглашали Андрея, как самого дорогого гостя, веря, что вместе с ним в дом приходит удача и любовь. Там, где Андрей – веселье, музыка, пение.

На острове Тулолансаари, в деревне СууриТулола, до войны в семье других рунопевцев Уймоненых родился мальчик Самппа, который до конца своей жизни бережно сохранял рунопевческие традиции своего рода. После долгой разлуки с родиной, в 1993 году Самппа, уже в пожилом возрасте, приехал в родную деревню на Тулолансаари, где увидел только заросшие травой и кустарником поля. В том же году вСортавала, в сквере у памятника «Рунопевец», Самппа исполнил на кантеле несколько древних рун. И это была последняя яркая страница в истории рунопевческого острова.

На острове Тулолансаари до 1940 года находилось шесть селений — ПиениТулола, СууриТулола, Мёнтсёля, Путсинлахти, Каннас (Расила) и Соуканранта – именно столько, сколько упоминается в одной из рун «Калевала»: «Чудный звон летит далеко, мчится через шесть селений».

Каменоломни острова Тулолансаари. Автор Борисов И. В., изображение №1

В начале XX века число жителей на острове Тулола достигало почти 2000 человек, из них большая часть были лютеране и около 10% — православные. Большинство православных проживало в Мёнтсёля, а лютеран – в СууриТулола и Путсинлахти. Дружба и понимание между островитянами были на удивление хорошими, чему способствовали землячества. Жители острова занимались земледелием, рыболовством, ремеслами, а также работали на местных каменоломнях.

Поселения Пиени и СууриТулола, находившиеся в северной части острова, с начала XX века входили в школьный округ Тулола. Достопримечательностью деревни СууриТулола («большая Тулола») до 1917 года был красивый двухэтажный дом с мезонином (Тулоланхови), принадлежавший известному санкт-петербургскому купцу 2-й гильдии Андрею Андреевичу Баринову. Летом 1918 года, уже после смерти А.А. Баринова, в этом доме жил со своей семьей известный художник и мыслитель Николай Константинович Рерих.

По воспоминаниям С.Н. Рериха, «… дом стоял на возвышении на северо-западной стороне острова (Тулола), недалеко от пристани… На северной стороне острова были известные каменоломни и оттуда везли гранит для памятников Петербурга. Остров был полон дичи… Сам дом был большой, с мезонином, деревянный, с большими комнатами…» (Письмо С.Н. Рериха П.Ф. Беликову от 21 августа 1974 г./Сб.: Непрерывное Восхождение. Т. 1. С. 181).

Период проживания Н. К. Рериха на острове Тулолансаари творчески был очень продуктивным. Здесь им была написана повесть «Пламя», сделаны десятки карандашных набросков будущих картин — «Всадник заката», «Всадник утра», «Всадник ночи», «Зов», «Колдун», «Могила великана», «остров Тулолансаари» и других.

Чистый воздух, настоянный на хвое и травах, слегка увлажненный туманами и прогретый северным, лишь на короткое время заходящим солнцем, сказочная красота острова и ладожских заливов, общение с немногословными, но мудрыми островитянами – все это способствовало выздоровлению художника, страдавшего хроническим заболеванием легких.

Дом Баринова не сохранился, как и остальные три десятка домов некогда многолюдной деревни СууриТулола. С катера теперь можно увидеть только большую поляну, где до войны стояла деревня. Это место с легкой руки профессора Санкт-Петербургского госуниверситета Андрея Глебовича Булаха теперь называется «поляной Рериха».

Каменоломни острова Тулолансаари. Автор Борисов И. В., изображение №2

По данным исследователя из Санкт-Петербурга Владимира Васильевича Вихрова (Вихров В.В. О местах проживания семьи Рерихов в Карелии, 2012 г. // Краснолуцкий А. Сортавала, Санкт-Петербург, 2012 г., с. 572-580), А.А. Баринов родился 21 сентября 1839 года в Санкт-Петербурге. Состоял в купечестве 2-й гильдии с 1872 по 1910 годы. Многие годы жил в «северной столице» на Васильевском острове, в доме кладбищенской церкви Смоленской Божией Матери. С 1872 по 1895 годы ему принадлежала монументальная мастерская, находившаяся в том же доме на Смоленском кладбище. С 1883 года, после смерти отчима, Матвея Ивановича Овечкина, согласно завещанию, Андрей стал владельцем гранитных каменоломен и дома на острове Тулолансаари. С 1894 года он владел также домом с мастерской гранитных и мраморных изделий на Васильевском острове, ранее принадлежавшим его родственнику Николаю Ивановичу Баринову. С 1895 года переехал в этот дом на постоянное жительство.

Мастерская А. Баринова изготовила большое количество надгробий из природного камня на Смоленском кладбище и Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры, например, Ф.М. Достоевскому (1883 г., скульптор Н.А. Лаверецкий, архитектор Х.К. Васильев), А.И. Куинджи (1914 г., розовый и серый гранит), Н.А. Римскому—Корсакову (1911 г.).

Мастерская А. Баринова также изготавливала постаменты памятников известным людям России – А.Т. Маркову, Ф.М. Новосильскому, А.Ф. Петрушевскому, И.Ф. Крузенштерну (1873 г., скульптор И.Н. Шредер, архитектор И.А. Монигетти, красный гранит) в Санкт-Петербурге; А.С. Пушкину (1880 г., скульптор А.М. Опекушин, архитектор И.С. Богомолов, сердобольский гранит) в Москве; Петру Великому (1873 г., скульптор И.Н. Шредер, архитектор И.А. Монигетти, сердобольский гранит) в Петрозаводске; императору Александру II в селе Путилово; Ф.Ф. Беллинсгаузену (1870 г., скульптор И.Н. Шредер, архитектор И.А. Монигетти) и П.К. Пахтусову (1886 г., скульптор Н.А. Лаверецкий, архитектор А. Силин) в Кронштадте.

Кроме того, монументальная мастерская А. Баринова занималась работами по оформлению православных церквей. Например, из цветного мрамора выполнены: иконостас церкви Св. Николая Чудотворца в Черной речке (1871 г.), престол храма Воскресения Христова в Троице-Сергиевой Приморской пустыни, в Стрельне (1898 г.), киот иконы Преподобного Сергия Радонежского в церкви Александровского подворья в Иерусалиме (1905 г.), иконостас церкви двунадесяти апостолов в Иоанновском женском монастыре в Санкт-Петербурге (1908 г.).

К 1910 году мастерская гранитных и мраморных изделий А. Баринова за свою деятельность была награждена тремя медалями – серебряной (1874 г.) и двумя золотыми (1883 и 1885 годы).

Андрей Андреевич Баринов умер в 1910 году в Санкт-Петербурге. На Смоленском кладбище, где он похоронен, над местом фамильного захоронения Бариновых до сих пор сохранилась мраморно-гранитная часовенка (склеп). Имущество, в том числе два дома и монументальная мастерская в Санкт-Петербурге, дом и каменоломни на острове Тулолансаари, наследовала его жена Мария Павловна (Чиркова). После ее смерти в 1916 году, дом и мастерская в Санкт-Петербурге перешли к ее отцу Павлу НесторовичуЧиркову, мастеру-камнерезу. С 1911 года фирма Бариновых официально стала называться «А. Баринов, преемник П. Чирков». Она просуществовала до 1917 года. В 1918 году на гранитные ломки острова Тулолансаари финляндское правительство наложило арест, как на имущество иностранных подданных.

Родителями Андрея Баринова были Андрей Андреевич Баринов (1822-1843 годы), казенный мастеровой каменщик гоф-интендантской конторы села Путилова, и Ольга Григорьевна (1818-1880 годы), уроженка Санкт-Петербурга, владевшая монументальной мастерской наСмоленском кладбище с 1849 по 1871 годы, состоявшая в купечестве 2-й гильдии в 1861 — 1871 годах. Ольга Григорьевна в 1871 году сочеталась вторым браком с сердобольским купцом, поставлявшим сердобольский гранит на памятники, Матвеем Ивановичем Овечкиным, также вступившим во второй брак. В 1871-1878 годах жила со вторым мужем в Сердоболе. Умерла в 1880 году, и была похоронена, как и ее первый муж, Андрей Баринов, в Санкт-Петербурге, на Смоленском кладбище.

Отчим Андрея Баринова Матвей Иванович Овечкин (1821-1883 годы) был сыном крепостного из Ингерманландии. По преданию, его, еще мальчиком, выменял на щенка владелец гранитных ломок на острове Тулолансаари. Местные крестьяне иногда звали Матвея «баринов». Своих детей у владельца каменных карьеров Тулолансаари не было, и он завещал все свое имущество Матвею Овечкину.

С 1856 по 1882 годы Матвей жил в Сердоболе. Примерно в 1870 году он построил на острове Тулолансаари, в километре к северу от своих каменоломен добротный дом из красной сосны, закупленной в Лапландии. В каменоломнях Тулолансаари Матвей добывал каменные блоки (сердобольский гранит, кварциты) и отправлял их в Санкт-Петербург. Из этих камней его каменотесы изготавливали различные предметы. В 1876 году в Хельсинки экспонировалась большая ваза для цветов, выполненная мастерами Овечкина из черного камня. За эту вазу Матвей Овечкин был пожалован бронзовой медалью, а его рабочие награждены деньгами. Скончался Матвей в 1883 году в возрасте 62 лет и был похоронен в Санкт-Петербурге на Смоленском кладбище.

После 1918 года за домом Бариновых никто не ухаживал и он обветшал. В 1926 году дом Бариновых выкупила сельская община «ТулоланХови» деревни Суури-Тулола, и устроила в нем плотницкие и ткацкие мастерские. Здесь же проводились местные праздники. В начале 1960-х годов дом был разобран на строительный материал, который использовался при строительстве домов для рабочих лесопильного завода в поселке Хииденселька, напротив Тулолансаари.

Каменоломни острова Тулолансаари. Автор Борисов И. В., изображение №3

Сейчас на месте дома Бариновых – только груда камней и заросли деревьев. Общественная организация «Свет Ладоги», вице-президентом которой является Юрий Александрович Горбачев, намерена взять место дома Андрея Баринова под охрану в перспективе установки здесь памятной плиты Николаю Константиновичу Рериху.

Одна такая мраморная плита уже укреплена на береговом валуне вблизи бывшей пристани Линтаниеми по инициативе Владимира Сергеевича Головачева – преподавателя санкт-петербургской Школы искусств № 10, выпускника Полиграфического института.

На мысу Линтаниеми до 1940 года находилась единственная пристань острова. Корабль «Яанаслахти» связывал остров с материком. Рядом с пристанью в маленьком доме до войны жила Анни с дочерьми. Ее дом был всегда полон людьми, ожидавшими корабль, и поэтому здесь можно было узнать самые свежие новости.

В 1836 году в юго-западной части деревни СууриТулола по проекту ЮхоПулкканена островитяне построили из кирпича и камня двухэтажную школу с водопроводом и канализацией. А до этого времени дети ходили в школу на другую часть острова, за 4-5 километров. Учителем работал СимоЯатинен – выпускник Сортавальской учительской семинарии, который также был секретарем землячества и заведующим финансами, бухгалтером кооперативной кассы, руководителем хора, членом муниципального и церковного совета. Во многих домах поселения в 1930-е годы появилось электричество — благодаря кабелю, проложенному через пролив со стороны острова Риеккалансаари. К сожалению, здание школы «Тулола» было разобрано на кирпич и черепицу в 1960-е годы. Тогда же растащили на дрова и остальные постройки деревни.

Всего в 1-1.5 км к югу от бывшей деревни СууриТулола, в скалах, находятся каменоломни, в которых в общей сложности с 1770-х до 1910-х годов добывали знаменитые сердобольские граниты для украшения дворцов и храмов Санкт-Петербурга, Петродворца, а также – изготовления надгробий и памятников.

По данным геологических исследований, остров Тулолансаари в основном сложен мигматизированными породами ладожской серии нижнего протерозоя — сланцами, гнейсами, гранито-гнейсами, кварцито-песчаниками, кварцитами и др. Большая часть острова занята породами свиты Наатселькя – кварц-биотитовыми сланцами и гнейсами. Побережье и район Мёнтсёля-Путсинлахтисложены более древними породами нерасчленённой пялкъярвинской и контиосаарской свит — конгломератами, песчаниками, кварцито-песчаниками, сланцами, гнейсами. В гнейсах часто присутствует темно-красный гранат-альмандин, который образует значительные россыпи на западном берегу острова. В северо-западной части острова (к северу от мыса Уйтонниеми), вдоль берега, обнажаются темные амфиболиты, образовавшиеся по излившимся миллиарды лет назад базальтам и андезито-базальтам.

В центральной и восточной частях острова Тулолансаари на поверхность выходят крупные пластовые интрузии серых плагиогранитов площадью от 200х500 м2 до 600х1200 м2. Наиболее крупные выходы таких гранитов находятся в пределах возвышенностей Руотсенкаллио и Мустиккамяки, образуя крупное месторождение сердобольских гранитов «Тулолансаари», с запасами сырья более 9 млн. м3. Это месторождение разрабатывалось несколькими карьерами на строительный камень преимущественно в XVIII-XIX веках.

Для плагиогранитов месторождения «Тулолансаари» характерна светло-серая, с голубоватым или пепельным оттенком окраска, мелко-среднезернистая гранитовая структура, отсутствие ксенолитов более древних вмещающих пород и шлировых скоплений. В граните встречаются иногда кварцевые и пегматитовые прожилки мощностью 0.5-5 см. Текстура массивная, местами слабогнейсовидная. Отмечается плавный переход гранитов во вмещающие породы ладожской серии — гранито-гнейсы, гнейсо-граниты, гнейсы.

Плагиограниты острова Тулолансаари состоят в основном из минералов: плагиоклаза (30-40%) и кварца (20-40%), с небольшим количеством микроклина, биотита, мусковита, амфибола.

Сердобольские граниты хорошо принимают любую фактуру – «скала», «точечную», шлифованную. При полировке становятся темно-серыми с зеркальной поверхностью. Хорошо раскалываются, образуя прямые грани блоков. При этом сохраняются даже откалываемые от блоков плитчатые околы шириной 0.6 м, толщиной 15 см и длиной до 4 м. В прошлом на месторождении «Тулолансаари» добывали достаточно крупные монолиты, в т.ч. для изготовления колонн и скульптур.

По данным А.В. Рылеева и других исследователей, на участке «Руотсенкаллио» средний объём блоков составляет 1.4 м3, максимальный – 33 м3. Выход блоков объёмом более 1 м3- 20 %. В центральной части участка отмечаются крупные блоки объёмом в среднем 1.2 м3, максимум до 100 м3. Расстояние между трещинами продольной системы: 1.6 – 5.4 м, между поперечными: 1.5-1.8 м, между пластовыми: 0.3-1 м. Некоторые блоки в отвалах старых карьеров имеют четкие прямоугольные очертания, сечение от 0.5х0.15 м до 0.7х0.8 м, длину – от 4.2 м до 4.8 м.Были отмечены блоки длиной до 10-12 м.

На участке «Главного» карьера, где в середине XIX веке добывали монолиты для колонн и атлантов Нового Эрмитажа, расстояние между трещинами в крутопадающих системах составляет 8-9 м, в среднем 2.2-4 м. Средние размеры блоков достигают 3.5х0.7х0.7 м. Нередко встречаются блоки длиной до 6-9 м и шириной до 2-4 м. Максимальный объём блоков — 80 м3.

Каменоломни острова Тулолансаари. Автор Борисов И. В., изображение №4

На участке «Мустиккамяки» также отмечается низкаятрещиноватость гранита. Расстояние между трещинами изменяется от 1.6 до 9.6 м, удельная трещиноватость – 0.84 м/м2. Отмечаются диагональные трещины.

Декоративность гранитов месторождения оценивается в 23 балла (декоративные), но она может быть выше, т.к. здешние граниты в прошлом весьма широко применялись в архитектуре Санкт-Петербурга как легко обрабатываемый и декоративный облицовочный, колонный и скульптурный материал.

С 1930-х годов и до настоящего времени месторождение сердобольских гранитов «Тулолансаари» не разрабатывается. Оно обследовалось различными геологическими организациями в 1950-1980-е годы. Рекомендуется для дальнейшего детального изучения как возможный источник крупноблочного облицовочного и реставрационного камня (Отчет о рекогносцировочно-поисковых работах, проведенных в 1954 г. на облицовочные граниты в Северо-Западном Приладожье, архив СЗТГУ, 1954); Борисов П.А. Каменные строительные материалы Карелии». Карельский филиал Академии наук СССР. Петрозаводск, 1963 г., Рылеев А.В. и др. Изучение минерально-сырьевых ресурсов каменных строительных материалов Карелии. Институт геологии КНЦ РАН, Петрозаводск, 1984 г.).

«Сердобольскими гранитами» русские архитекторы и мастера-каменотесы в конце XVIII – начале XX веков называли в основном плотные мелкозернистые граниты серого цвета, различных оттенков, которые добывали в карьерах на островах и побережье Ладожского озера вблизи города Сердоболя (Сортавала). Естественно, что название этих гранитов связано с местом их первоначального открытия и добычи, но оно объединяет несколько разновидностей плагиоклазовых гранитов, преимущественно серой окраски, мелко- и среднезернистой структуры, массивной и гнейсовидной (до гнейсо-гранитов) текстуры. Одной разновидностью являются темно-серые однородные мелкозернистые граниты, другой – пятнисто-полосчатые за счет наличия в них осланцованных включений более темных, богатых биотитом, участков породы. Встречаются также массивные, мелкозернистые синевато-серые граниты и др. Почти все эти граниты содержат тонкие полевошпатовые прослойки и прожилки. В группу «сердобольских гранитов» могли попасть и схожие с ними по расцветке, свойствам, месту добычи диориты, гранодиориты, гнейсо-граниты и другие породы, о чем в свое время говорил П.А. Борисов (Борисов П.А. Каменные строительные материалы Карелии».Карельский филиал Академии наук СССР. Петрозаводск, 1963 г.). За тёмную разновидность «сердобольских гранитов» в конце XIX- начале XX веков ошибочно принимали и темно-серые мелкозернистые слюдистые кварциты и кварцито-песчаники, что ломали на острове Ристисаари и в восточной части острова Тулолансаари, и даже амфиболиты, разрабатывавшиеся на северо-западном берегу острова.

Можно предположить, что серые граниты на острове Тулолансаари впервые стали разрабатывать еще шведы в XVII веке (во время оккупации Корельского уезда), о чем косвенно может свидетельствовать название берега – Руотсенранта («шведский берег») и горы — Руотсенкаллио («шведская скала или каменоломня») в восточной части острова Тулолансаари. В 1770-е годы, именно здесь, на горе Руотсенкаллио, были заложены новые ломки сердобольских гранитов.

Официально добыча сердобольских гранитов на островах в окрестностях Сердоболя началась, по-видимому, в начале 1770-х годов, после указа Екатерины Великой от 19 января 1768 года «Об изготовлении мрамора и дикого камня на строение Исаакиевской церкви в Кексгольмском уезде погостах Сердобольском и Рускеальском с устройством там шлифовальных мельниц».

По данным сердобольского пастора Самуила Алопеуса (СамуэляАлопаеуса) 1787 года, гранит на острове Тулолансаари стали добывать до 1784 года: «На одном острову Ладожского озера Пуцало (Путсаари – И.Б.), и на другом Тулола (Тулолансаари – И.Б.), называемом в Менцелезунде (Мёнтсёля – И.Б.) в Сортавальском погосте, выламывают голубоватый чистый гранит, который был употребляем на внешние стены великолепного Мраморного дворца и других великих зданий. Каменная ломка в Мёнцеля и по ныне еще с величайшимтщаянием продолжается. Летом 1784 года для огромных зданий вырублено множество великих квадратных камней и высоких столбов в 2.5 аршина, которые на судах должны быть отправлены в Санкт-Петербург. Сия каменная ломка находится версты 1.5 от того места, где пристают галиоты и где могут грузиться камни…» (Алопеус С. Краткое описание мраморных и других каменных ломок, гор и каменных пород, находящихся в Российской Карелии.СПб., 1787).

Летом 1785 года на острове Тулолансаари побывал русский ученый Николай Яковлевич Озерецковский и оставил о ломках такую запись. «В 4 верстах от Ювеня, по другую сторону Сердобольской губы, близ озерного берега лежит остров Тулола, в окружности своей восемь верст имеющий, на поверхности которого ломают голубоватый гранит, употребляемый в Санкт-Петербурге на строение великолепных казенных домов. Гранит сей находится не в глыбах, но сливными пластами и составляет целый остров, который нарочито высок; потому в ломке гранита никакого затруднения от воды произойти не может. К сему острову галиоты также вплоть подходят и нагружаются обтесанным гранитом» (Озерецковский Н.Я. Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому, СПб, 1792 г., 1812 г.).

Таким образом, светло-серый сердобольский гранит для украшения Мраморного дворца (1768-1785 годы, А. Ринальди) был добыт на острове Тулолансаари, в Мёнтсёля, примерно в конце 1770- начале 1780-х годов. Этим гранитом облицованы стены второго и третьего этажей дворца, из него также выполнены наличники окон первого этажа, архитрав и карниз.

«Круглый зал» Мраморного дворца украшен 8-ю полированными колоннами из сердобольского гранита высотой до 5 м. Ссылаясь на данные Самуила Алопеуса 1787 года, можно предположить, что эти колонны были выполнены из гранита, добытого в 1784 году на острове Тулолансаари. Этого же мнения придерживается известный знаток истории добычи карельского камня В.Г. Пудовкин. Он утверждает, что это был первый опыт применения сердобольских гранитов в колоннах (Пудовкин В.Г. Сердобольский гранит // «Природа».Мурманское книжное издательство, 1985 г.).Но другой исследователь камня М.С. Зискинд считает, что колонны в зале Мраморного дворца были установлены архитектором А.П. Брюлловым при перестройке помещений только в 1844-1851 годах (Зискинд М.С. Декоративно-облицовочные камни.Москва «Недра», 1989 г.).

Документально также подтверждено, что сердобольский гранит с острова Тулолансаари в начале 1840-х годов пошел на сооружение быков Николаевского моста (1842-1845 годы, архитектор А.П. Брюллов) в Санкт-Петербурге. Вначале этот первый постоянный мост через Неву назывался Благовещенским, потом уже Николаевским, в последнее время – мост Лейтенанта Шмидта. Вот как об этом писал Инженерный журнал за 1885 г. «Весь гранит для Николаевского моста добыт был из одного прииска, на острове Тулола, теперь оставленного и представляющего собой 4-х угольное пространство или бассейн в нашу десятину величиною и до 6 саженей глубиною. Боковые длинные стены этого ныне бассейна отвесны, концевые же иссечены уступами. Расстояние от берега около ½ версты» (Каменоломни сердобольского гранита //Инженерный журнал, № 6,7, 1885).

Большинство исследователей (П.А. Борисов, А.В. Рылеев, А.Г. Булах и др.) считают, что сердобольские граниты с острова Тулолансаари в 1840-1850-е годы пошли также на изготовление нескольких атлантов и многих колонн Нового Эрмитажа, а также – цоколя Казанского собора и ряда санкт-петербургских памятников. К сожалению, до сих пор нет полной и достоверной информации по применению сердобольского гранита острова Тулолансаари в архитектуре «северной столицы» и других городов. Поставщиком сердобольских гранитов в XIX веке были карьеры, расположенные не только на острове Тулолансаари, но и на соседних островах Риеккалансаари и Ваннисенсаари, а также на материковом мысу Импиниеми. Граниты этих месторождений немного отличаются друг от друга по структурным и текстурным особенностям, но в большинстве архитектурных изделий они выглядят почти одинаково, по крайней мере, не для специалиста.

Сердобольские граниты разных каменоломен Северного Приладожья широко применялись в Санкт-Петербурге. Они украшают различные сооружения «северной столицы»: Мраморный дворец (1768-1785 годы, архитектор А. Ринальди; стены, наличники окон, карниз), Невские ворота (1786-1787 годы, архитектор Н.А. Львов) Петропавловской крепости, Михайловский замок (1797-1800 годы, архитекторы В.И. Баженов, В.Ф. Бренна; лестницы и цоколь), обелиск «Румянцева победам» (1797-1800 годы, архитектор В.Ф. Бренна; стела, пьедестал), памятник Петру I (1800 г., архитектор В.Ф. Бренна;пьедестал), Казанский собор (1801-1811 годы, архитектор А. Воронихин; цоколь), колонны Славы (1845-1846 годы, скульптор Н.Е. Ефимов; колонны), Зимний дворец (после 1837 года; колонны), Новый Эрмитаж (1842-1851 годы; архитектор А. И. Штакеншнейдер, скульптор А. И. Теребенев; атланты, гермы, колонны), Николаевский мост (1842-1845 годы, архитектор А.П. Брюллов; опоры), Николаевский дворец (1853-1861 годы, архитектор А.И. Штакеншнейдер;колонны), Новомихайловский дворец (1857-1861 годы; колонны), памятник И.А. Крылову (1855 г., скульптор П.К. Клодт; пьедестал); памятник Николаю I (1856-1859 годы, архитектор О.Р. Монферран; пьедестал); памятник Екатерине Великой (1869-1873 годы, скульптор Д.И. Гримм; постамент); Литейный мост (1875-1879 годы, архитектор А.Е. Струве; опоры); Троицкий мост (1897-1903 годы; опоры); чаши фонтанов в садах у Адмиралтейства (1872-1874 годы) и у Зимнего дворца (1896-1901 годы); особняк А.Ф. Кшесинской (1904-1906 годы, архитектор А.И. Гоген); дом Вавельберга (1911-1912 годы, архитектор М.М. Перететкович); здание управления Октябрьской железной дороги (1911-1912 годы, архитектор А.А. Гречашников) и т.д.

Каменоломни острова Тулолансаари. Автор Борисов И. В., изображение №5

Сердобольские граниты также украшают различные сооружения Петродворца: Львиный каскад (1853-1861 годы, архитектор А.И. Штакеншнейдер; колонны), Розовый павильон (1845-1848 годы, скульптор А.И. Теребенев; гермы), Бельведер (1852-1856 годы, архитектор А.И. Штакеншнейдер, скульптор А.И. Теребенев; колонны, кариатиды).

Сердобольский гранит также применялся в Царском Селе при сооружении гранитной террасы (1810 г.), Орловских ворот (1770-е годы), некоторых триумфальных колонн (1770-е годы).

В Великом Новгороде сердобольский гранит пошел на изготовление пьедестала памятника «Тысячелетие России» (1862 г.).

Как уже отмечалось, из сердобольского гранита выполнен изящный пьедестал памятника Петру I (1873 г., скульптор И.Н. Шредер, архитектор И.А. Монигетти) в Петрозаводске и А.С. Пушкина (1880 г., скульптор А.М. Опекушин, архитектор И.С. Богомолов) в Москве. Из него же в Москве выполнена высокая парадная лестница и цоколь Музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина (1912 г.).

Сердобольские граниты с острова Риеккалансаари широко применялись в архитектуре финского города Сердоболя-Сортавала в 1870-1930-е годы. Но эти граниты заметно отличаются строением от сердобольских гранитов других месторождений, особенно те, что добывали в каменоломнях «Нукутталахти» (они имеют характерный гнейсовидный рисунок).

Больше всего вопросов возникает при определении места добычи монолитов сердобольских гранитов для изготовления колонн и атлантов Нового Эрмитажа, колонн и кариатид Бельведера. Вероятно, что значительная часть каменного материала для этих архитектурных изделий была добыта на острове Тулолансаари, а остальная – на острове Ваннисенсаари и мысу Импиниеми. Более того, исследования П.А. Борисова, А.В. Рылеева, А.Г. Булаха, М. Морозова и И.В. Борисова позволяют достаточно надежно утверждать, что колонный и скульптурный камень ломали в так называемом «Главном» карьере месторождения Тулолансаари (по классификации И.В. Борисова – «Руотсенкаллио-1»), ныне заполненном водой.

Автором знаменитых петербургских атлантов был скульптор Александр Иванович Теребенев. Будущий скульптор родился в Санкт-Петербурге в 1815 году. В свои 12 лет Александр был принят в воспитанники Императорской Академии художеств. В 1835 году он закончил академический курс с малой золотой медалью и получил звание художника 14-го класса. Александру Теребеневу было предложено остаться при Академии стипендиатом для дальнейшего своего усовершенствования, но он отказался, на пенсионное пособие было невозможно было кормить семью. Александр Иванович вынужден был уйти из Академии и заняться поиском заказов. Эти поиски привели Теребенева к тому, что 5 апреля 1844 года Строительная комиссия по возведению Императорского Музеума заключила с ним договор на изготовление десяти атлантов для Эрмитажа.

Но, заключая договор, Александр Теребенев не сделал должных расчетов, сильно занизил стоимость проекта, и вскоре оказался в весьма затруднительном финансовом положении. Тем не менее, он с большим рвением приступил к изготовлению скульптур из твердого гранита — материала, с которым Россия была мало знакома.

Еще работая над гермами (четырехгранными столбами, увенчанными скульптурой в виде головы), Александр Иванович набрал более сотни помощников-мастеровых из каменотесов и обучал их более года умению обрабатывать сердобольский гранит. Эти изящные гермы мы можем сегодня увидеть между окнами второго этажа Нового Эрмитажа.

Для своих рабочих А.И. Теребенев нанимал целый флигель и заботился о них, по словам мастерового Г. А. Балушкина, «как мать и отец о своих детях».

Модели герм и атлантов Александр Теребенев изготовил собственноручно. По глиняной модели атланта в натуральную величину (4.8 м), скульптор приступил к высечению первой фигуры атланта из сердобольского гранита, попутно продолжая обучать мастеровых, на что у него ушло полтора года. Зато атлант Теребенева вышел красивее, выразительнее старинной скульптуры в храме Зевса в Агригенте, изваянной в мраморе. Только после этого приступили к изготовлению остальных атлантов. Целых пять лет, с 1844 по 1849 годы, продолжалась работа над десятью скульптурами-кариатидами, в которой, помимо самого автора, участвовало более ста помощников-каменотесов. Каждый мастер выполнял свою работу, чему был научен: кто отделывал низы, кто руки, кто ноги, кто торс. Лицо каждой скульптуры Александр Иванович оканчивал сам своими руками.

Работа над атлантами вместе с обучением мастеровых затянулась сверх договорного срока на три года. Деньги были израсходованы, мастеровым и рабочим нечем было платить. К тому же, один из заготовленных монолитов оказался с трещиной, и дорогой камень пришлось срочно заменить новым, который своим рисунком сильно отличался от прежнего. Тогда Александр Теребенев обратился в Строительную комиссию о дополнительном финансировании проекта, но при этом оставил себя практически без средств. Еще в 1845 году А.И. Теребенев получил медаль за модель атланта и звание академика. По окончании работ он был также награжден орденом и назначен «заведующим скульптурными произведениями» в императорских садах и дворцах.

Когда все десять статуй были отполированы, их установили на невысоких пьедесталах из финского гранита-рапакиви среди колонн лёгкого портика перед главным входом в Новый Эрмитаж. «Мифологических атлантов, — писал в 1954 году А.Н. Самойлов, — А.И. Теребенев представил в виде величественных исполинов, держащих на своих могучих плечах огромную тяжесть. Гордые головы гигантов, увенчанные венками из колосьев, слегка наклонены вниз. Сильные руки согнуты в локтях, закинуты за голову… Мускулы обнаженных фигур атлетического сложения также полны огромной силы. Простые медвежьи шкуры обвивают их бёдра. Всё поражает величием, строгостью и простотой…».

Конференц-секретарь Академии художеств В. И. Григорович так охарактеризовал работу А.И. Теребенева: «Нигде в Европе и ни один скульптор не производит из гранита, как производили древние египтяне и греки. Теперь это египетское искусство стало русским, и огромные сфинксы египетские не чудо при колоссальных кариатидах, выполненных …из камня отлично Теребеневым» (Самойлов А.Н. Александр Иванович Теребенев // Русское искусство. Очерки о жизни и творчестве художников. Москва «Искусство», 1954).

Издалека, темные мускулистые фигуры атлантов из камня кажутся близнецами. Черты лица, пропорции тела их одинаковы. Но, если внимательно присмотреться к ним, можно заметить, что скульптуры выполнены из разных пород камня. Атланты «переднего ряда» выглядят довольно светлыми, но те, которые притаились в самых углах у стены, темны как мавры. Сумрачные, как бы затененные боковые атланты, наверняка сознательно расставлены А. И. Теребеневым в виде «рамы» для всей группы. В противоположность им самые светлые серые фигуры помещены в центр. Спереди и сбоку находятся еще один «темный» и несколько серых атлантов. А сзади правой опоры портика стоит необычный, полосатый как матрос, атлант. Он совсем не похож на равнозернистый камень своих братьев, т.к. изготовлен не из гранита, а из гнейса. Известно, что один из заготовленных для атлантов монолитов гранита оказался дефектным, и его «аврально» заменили новым. Вот, возможно, и объяснение непохожести одного атланта. Но скульптор вряд ли был доволен такой неуместной броской расцветкой одной из фигур, поэтому явно неслучайно развернул ее назад, лицом от зрителя, как бы спрятав за опору портика.

Да и прочие атланты не все похожи друг на друга: одни сложены равномерно-зернистым светло-серым гранитом. В основании других фигур камень целиком переходит в серовато-розовый гранит. Некоторые фигуры содержат узкие черные полоски («шлиры») слюды-биотита, а кто и целые «куски» чужеродной черной породы – ксенолиты вмещающих гранит пород, случайно попавшие в него при застывании магмы, из которой гранит образовался. Темно-серые до черного камни вообще гранитом нельзя называть. Такие породы, в зависимости от содержания кварца, носят название, например, диоритов. Строительный термин «гранит» на самом деле очень неопределенный. Геологи же понимают под этим термином вполне конкретные породы.

Достаточно уверенно можно сказать, что три «темных» фигуры атлантов, покрытые тонкой белой «сеточкой» из прожилков полевого шпата, а также, возможно некоторые из светлых фигур были добыты на острове Тулолансаари. В то же время атланты, камень которых содержит пятна и раздувы розового гранита, внешне идентичны гранитам мыса Импиниеми. Происхождение трех атлантов пока не поддается определению (Морозов М.В., Кемпе У., Борисов И.В. В поисках Атлантиды// Сб. научных трудов, СПб., 2008).

Александр Иванович Теребенев любил работать с сердобольским гранитом и ещё раз доказал это, исполнив прекрасные скульптуры, украсившие здания Петергофа, построенные под руководством А. И. Штакеншнейдера. Это — Розовый павильон (1845-1848 годы) и Бельведер (1852-1856 годы).

Розовый павильон, до основания разрушенный фашистами, представлял собой асимметричное одноэтажное здание, сбоку которого была поставлена башня с открытой террасой наверху. К одной из стен башни примыкала беседка, образованная шестнадцатью высокими гранитными столбами, завершенными прекрасными женскими головками, поддерживающими балки перекрытия беседки. Возможно, что эти гермы выполнены А.И. Теребеневым из того же гранита, который пошёл на изготовление атлантов Нового Эрмитажа.

Бельведер, построенный на Бабигонских холмах, сохранился до наших дней и представляет собой высокое здание, напоминающее древнегреческий храм. По всему периметру его на втором этаже идёт терраса, украшенная двадцатью восемью полированными колоннами из сердобольского гранита. Широкая лестница из такого же гранита ведёт из Лугового парка к главному украшению здания – массивному портику с четырьмя прекрасными кариатидами, выполненными Александром Теребеневым также из сердобольского гранита.

А.И. Теребенев много работал, выполняя заказы на памятники, бюсты, барельефы. Но мастера до конца жизни не переставали волновать большие и содержательные образы, подобные атлантам. Так, в 1851 году он подает прошение в Академию Художеств о предоставлении ему программы на звание профессора и начинает работать над фигурой Прометея, которая так и не была закончена.

Последние годы жизни Александр Иванович провел в бедности и болезнях, уволенный от должности и лишенный пенсии. Уже, будучи забытым всеми и беспомощным, он настойчиво просил работы, желая быть полезным своему отечеству. 31 июля 1859 года Александр Иванович Теребенев скончался Похоронили его на Волковом кладбище в Санкт-Петербурге на средства своего бывшего мастерового Г.А. Балушкина, так как денег у семьи Теребенева не оказалось.

Анализ материалов, полученных в ходе обследования старых каменоломен, позволяет представить, каким образом осуществлялась добыча сердобольских гранитов на острове Тулолансаари. Вначале на очищенной от растительности и земли поверхности скалы мастер выбирал участок, где камень однороден, плотен и без густых трещин. Затем размечался контур будущего блока. Делалось это с помощью молота и зубила (долота), которыми выбивались по периметру заготовки специальные борозды глубиной 6-7 см. Затем в этих бороздах вручную высверливались на расстоянии 5-15 см друг от друга почти на всю толщину монолита вертикальные шпуры-скважины диаметром 15-20 мм. Для этого рабочие использовали молоты и буры, с наваренными на конце стальными наконечниками. Один рабочий держал бур, а другой бил по буру тяжелым молотом. Чтобы в отверстиях-шпурах не скапливался шлам и охлаждался металл, в отверстия периодически заливали воду. При отсутствии пластовой трещины, ограничивающей монолит по толщине, дополнительно сверлили в скале горизонтальные шпуры. Далее приступали к отрыву блока от массива. Для этого до середины XIX века использовали деревянные, а позже — металлические клинья, которые по команде рабочие вбивали в борозды между пробуренными шпурами, в результате чего гранит раскалывался по заданным направлениям. В зимнее время в пробуренные шпуры могли заливать воду, и образующийся лед разламывал камень. Во второй половине XIX века также могли применять порох для отрыва блоков, что, однако, вызывало образование дополнительных трещин в камне.

Каменоломни острова Тулолансаари. Автор Борисов И. В., изображение №6

После того, как гранитные блоки были отделены от скалы, к работе приступали каменотесы. Используя нехитрые горняцкие инструменты – зубило, бучарду, киянку, кувалду и другие, они удаляли с поверхности блока лишние куски породы, придавая заготовкам нужные формы и размеры.

По данным Инженерного журнала за 1885 год: «…добытые … массивы гранита разных величин от 250 до 500 пудового веса спускали на пристани для погрузки на суда и доставки в Петербург, по наклонной плоскости из 2-3 параллельных брусьев, с помощью подкладки под камень катков и оттужных канатов в 6 дюймов в окружности; последние утверждались одним концом к толстому железному штырю, вставленному в буровую скважину близ места, где добыт камень» (Инженерный журнал, СПб., 1885 г.). Так, вероятно, обстояло дело там, где каменоломни находились недалеко от озера. С дальних каменоломен камень возили к пристани в Мёнтсёля по специально устроенной дороге 1.5 км на санях и волокушах. Фрагменты этой дороги видны в лесу и сейчас.

С наступлением навигации гранитные блоки грузили на парусные озерные суда с палубою и двумя съемными мачтами («соймы»). На одно такое судно можно было погрузить от 20 до 35 блоков объемом 0.5-1.1 м3или 10-15 блоков объемом 1-2.5 м3, размещая их в основном в трюме. На палубе обычно укладывали крупные заготовки весом до 16 т и более.

Груженные камнем суда-соймы медленно отходили от берега Тулолансаари в нелегкое плавание по неспокойному Ладожскому озеру до самого Санкт-Петербурга. Люди, столпившиеся на берегу, долго провожали их взглядом, пока последний парусник не скроется за скалистым мысом острова. Там, далеко отсюда, рос большой город, который украшался камнем с затерявшегося в ладожских шхерах острова Тулола.

Так десятилетиями врубались горняки Тулолы нехитрыми инструментами в гранитные скалы острова, доставая из глубин прочный и красивый светло-серый с небесным оттенком гранит для того, чтобы дворцы, храмы, дома и улицы столицы становились красивее.

Самый крупный и старый карьер сердобольских гранитов – «Главный» («Руотсенкаллио-1») расположен в восточной части острова Тулолансаари, на плоском водоразделе между горами Руотсенкаллио и Мустиккамяки. Вероятно, именно здесь в XIX веке была добыта значительная часть крупных монолитов для колонн и атлантов Нового Эрмитажа, колонн и кариатид Бельведера, для украшения храмов и дворцов Санкт-Петербурга. Данный карьер действовал с 1770- х годов и был заброшен в середине XIX века. В 1885 году он уже был затоплен водой.

По данным полевых исследований И.В. Борисова (1995-1996 годы), «Главный» карьер имеет сложную форму, но в целом представляет собой траншею, вытянутую на запад — северо-запад более чем на 100 м.

«Главный» карьер заложен в согласно залегающем среди мигматизированных гнейсов и биотитовых сланцев ладожской серии крутопадающем пластовом теле светло-серых плагиогранитов (сердобольских гранитов), мощностью до 250 м, вытянутом в северо-западном направлении.

В центре гранитного тела обнажаются серые плагиограниты с голубоватым и пепельным оттенком, мелкозернистые, слабо огнейсованные и массивные; от центра к краям граниты темнеют и плавно переходят в гнейсо-граниты и вмещающие их гранито-гнейсы.

Западная часть карьера имеет в плане вид трапеции: длина южного борта – 75 м, северного – до 40 м, ширина 30-40 м. Борта карьера незначительно, всего на 0.5-2 м, поднимаются над уровнем воды в выработке, которая может достигать глубины 10-15 м. Объём затопленной части карьера составляет около 20-25 тыс. м3.

Каменоломня – озеро окружена отвалами гранитногоокола с северной, западной и южной сторон. Отвалы имеют вид валов-гряд, вытянутых вдоль бортов карьера и возвышающихся над водой на 2-4.5 м. Самые крупные отвалы расположены вдоль южной границы затопленного карьера: их высота достигает 2-4.5 м, ширина в основании — до 20-30 м, в верхней части – до 5-15 м, длина 95 м. По северному борту карьера отвалы вытянуты на 40-45 м, при ширине в основании до 15 м, в верху – до 4 м, высотой до 1.8-2.8 м.

Отвалы окола высотой 0.2-0.5 м встречаются практически на всей территории вокруг «Главного» карьера, но не везде они имеют чёткие формы и границы. На пространстве к западу и востоку от карьера в беспорядке разбросаны бракованные блоки гранита различных форм и размеров.

Каменоломни острова Тулолансаари. Автор Борисов И. В., изображение №7

В южной части «Главного» карьера отмечается неглубокая ложбина, по которой раньше осуществлялся сброс воды из каменоломни. Напротив этой ложбины, на северном борту выработки, был устроен из камней съезд на первый горизонт каменоломни.

В северо-восточной части затопленного карьера гранитные борта выработки поднимаются над водой тремя ступенями-уступчиками высотой по 0.5-1 м. Площадки между уступами покрыты толстым слоем мха. Это — наиболее интересное для наблюдения и проведения экскурсий место. Здесь, на расчищенных от мха площадках, хорошо видна природная трещиноватость массива, определяющая правильные формы и значительные размеры добываемых в прошлом блоков. Выделяются крутопадающие трещины северо-западного и северо-восточного простирания, полого падающие пластовые трещины. Расстояние между крутопадающими трещинами составляет в среднем 2.2-4 м (максимум до 8-9 м), а мощность пластовой отдельности – 0.4-1.1 м. Размеры блоков в обнажениях уступов изменяются от 3х1.5х0.5 м до 5.8х1.8х0.6 м и даже – 9х3х0.8 м. По данным А.В. Рылеева, максимальный объем блоков здесь может достигает 80 м3. Выход блоков объёмом более 1 м3составляет 45% (Рылеев А.В. и др. Изучение минерально-сырьевых ресурсов каменных строительных материалов Карелии.Институт геологии КНЦ РАН, Петрозаводск, 1984 г.).

На площадках незатопленной части «Главного» карьера также можно наблюдать прерывистые борозды – углубления длиной 20-30 см, глубиной 7-8 см, шириной (по верху) до 5 см, пройденные вдоль природных трещин в гранитной скале для оконтовки блоков.

В уступчиках хорошо видны следы вертикальных шпуров трех типов: 1 – диаметром 25-27 мм, глубиной 0.5-1 м, пробуренные на значительном расстоянии друг от друга вдоль трещин северо-западного простирания; 2. — диаметром 15 мм, пробуренные «в строчку» на расстоянии 5-7 см друг от друга вдоль трещин северо-восточного простирания на глубину 0.2-0.5 м; 3 — диаметром до 20 мм, пробуренные также «в строчку» на расстоянии до 10 см друг от друга.

Северная граница затопленной каменоломни проходит ровно по контакту плагиогранитов с вмещающими их биотитовыми гнейсами ладожской серии.

Восточная часть «Главного» карьера представляет собой сложных и неясных очертаний траншею размером (10-20)х(30-40)х(2-2.5) м, объемом более 1000 м3, значительно заваленную гранитным околом и бракованными блоками.

К западу от «Главного» карьера, на некотором удалении от него, тянется широкая полоса мелких, глубиной 0.5-1 м, площадью 1-5 м2, выработок, окруженных навалами небольших блоков светло-серых мелкозернистых гранитов.

В северной стороне от карьера, на пологом склоне, за отвалами, сохранились фрагменты цоколя какого-то сооружения, очевидно, казармы для рабочих или сторожки.

Территория вокруг выработки поросла редким сосновым лесом.

К «Главному» карьеру от побережья острова, из района бывшей деревни Мёнтсёля, ведет старая, еле заметная в лесу, дорога длиной до 1.5 км, по которой в прошлом вывозили гранитные блоки к пристани для погрузки на суда.

В 350-400 м от «Главного» карьера на восток в сторону горы Руотсенкаллио, расположен участок треугольной в плане формы с искусственными посадками елей. Вероятно, это старое кладбище, примерно XIX века. Здесь сохранилось несколько слабо заметных могильных холмиков и два опрокинутых надгробных монолита из гранита. На углу описываемого ельника, рядом с зарастающей поляной, установлена (очевидно, в конце XIX в.) гранитная плита-монолит размером 4.5х0.5х0.15 м — в память о славных каменотесах Тулолы. Ее основание вкопано в землю на 1.5 м и укреплено колотыми камнями. Поверхность плиты с двух сторон покрыта бороздами – следами бурения шпуров диаметром до 18 мм, пробуренных «в строчку» на расстоянии 5-8 см друг от друга. Такая фактура напоминает поверхность стиральной доски. На момент обнаружения, в 1995 году плита была сильно наклонена к земле. В 1997 году она была возвращена в вертикальное положение, и в таком состоянии находится до сих пор.

Каменоломни острова Тулолансаари. Автор Борисов И. В., изображение №8

«Главный» карьер сердобольских гранитов является уникальным техногенно-природным ландшафтом, памятником историко-культурного наследия Карелии (с 2000 года). Несмотря на то, что главная, наиболее интересная часть каменоломни затоплена водой, данный объект остается весьма интересным с позиции техногенного ландшафта и истории горного дела. Очевидная причастность этой каменоломни к добыче колонного и скульптурного камня делает ее одним из самых значительных памятников истории горного дела Северного Приладожья и Карелии в целом. Объект может быть весьма привлекателен для туристов, мечтающих побывать на родине знаменитых атлантов Эрмитажа. С 1995 года Региональный музей Северного Приладожья организует сюда научно-познавательные экскурсии под названием «Тулола-родина атлантов».

Целая группа небольших каменоломен сердобольских гранитов «Руотсенкаллио-2» расположена в 800 м к юго-востоку – востоку от «Главного» карьера, на западном склоне горы Руотсенкаллио (отметка вершины + 86.3 м), в 400 м от восточного берега острова Тулолансаари. Как уже отмечалось, разработка серого гранита на горе Руотсенкаллио могла начаться еще при шведах, в XVII веке.

В выработках «Руотсенкаллио-2» добыча камня происходила на протяжении всего XIX века и захватила начало XX века. Здесь выламывали крупные блоки светло-серых, среднезернистых, массивных и слабоогнейсованныхсердобольских гранитов для строительства различных зданий и сооружений Санкт-Петербурга. Возможно, что добыча гранита прекратилась в 1914 году. Гранитные блоки с горы Руотсенкаллио спускали к берегу озера по специально уложенным брусьям для погрузки на суда.

Данные выработки детально изучались И.В. Борисовым в 1995-1996 годах. Вдоль западного склона горы Руотсенкаллио, вытянутой на северо-запад, на протяжении примерно 400 м в полосе шириной 40-80 м, наблюдается около 20 небольших гранитных каменоломен. Они пройдены по всей поверхности склона горы и имеют вид ступенчатых (в 2-4 уступчика) полутраншей площадью от 10 до 140 м2, глубиной 0.5-4.5 м (в среднем 1-2 м), шириной 2-8 м и длиной от 5 до 40 м. Изредка встречаются полутраншеи площадью более 100 м2и глубиной до 3-4.5 м. Все выработки пройдены в восточном направлении, с ориентировкой «главных» уступов вдоль простирания склона горы – на северо-запад.

По данным А.В. Рылеева, среднее расстояние между крутопадающими продольными трещинами составляет 1.6-5.4 м (максимум до 8-10 м), между поперечными – 1.5-1.8 м, между пластовыми – 0.3-1 м. Средний объём блоков в массиве – 1.4 м3, максимум от 33 до 100 м3. Выход блоков объёмом более 1 м3составляет 20 %. Здесь можно было получать блоки длиной до 10-12 м. В отвалах встречались заготовленные блоки сечением: от 0.5х0.15м2 до 0.7х0.8 м2 и длиной 4.2-4.8 м (Рылеев А.В. и др. Изучение минерально-сырьевых ресурсов каменных строительных материалов Карелии. Институт геологии КНЦ РАН, Петрозаводск, 1984 г.).

Границы крайних восточных выработок проходят вдоль контакта плагиогранитов с вмещающими мигматизированными биотитовыми гнейсами ладожской серии. Максимальная ширина разработок до границы с гнейсами составляет 20-40 м. В процессе добычи гранита к западу от каменоломен образовались отвалы окола, которые на 1/3 или 2/3 скрывают истинные границы выработок. На одном из участков отмечено 4 уступа отработки высотой по 0.5-1.2 м. Суммарный объём выработок «Руотсенкаллио-2» составляет около 5000 м3.

В одном месте, возле старого забоя, лежит большой блок гранита длиной 8.5 м, шириной 1-1.2 м и толщиной 0.6-0.8 м. Поперечная трещина разбивает его на две неравные части длиной 5.3 и 3 м. В отвалах окола и некондиционных блоков можно увидеть достаточно крупные гранитные монолиты размером: 4х0.85х0.45 м; 3.5х1.1х0.5 м и др. В добычных уступах видны добытые, но не вывезенные блоки размером: 1.7х1.4х0.7м; 1.5х1.1х0.7 м и др.

В уступах и на добытых блоках сохранились следы шпуров диаметром 25 мм, пробуренных «в строчку» на расстоянии до 10 см и более.

Территория, где расположены выработки и их отвалы поросла редким сосняком. Уступы выработок покрыты толстым слоем мха.

Выработки «Руотсенкаллио-2» также представляют значительный интерес для ландшафтоведения и истории горного дела. Они, как и «Главный» карьер, являются уникальным техногенно-природным комплексом и имеют статус памятника историко-культурного наследия Карелии (с 2000 года). Самая крупная и доступная выработка этого комплекса включена в программу экскурсии «Тулола-родина атлантов», организуемой Региональным Музеем Северного Приладожья.

Интересная каменоломня сердобольских гранитов («Руотсенкаллио-3») расположена на юго-восточном склоне горы Руотсенкаллио, в 400 м к юго-востоку от выработок «Руотсенкаллио-2», в 250 м от восточного берега острова Тулолансаари.

В этой выработке преимущественно в XIX веке добывали блоки светло-серых, среднезернистых, массивных и слабо огнейсованныхплагиогранитов — сердобольских гранитов для строительства и украшения петербургских зданий и изготовления памятников. Гранитные блоки к берегу стаскивали по специально оборудованным брусьям, где их грузили на парусные суда и отправляли в столицу. В начале XX века ломка была заброшена. Объект детально изучался И.В. Борисовым в 1995-1996 годах.

Выработка «Руотсенкаллио-3» имеет вид открытого в сторону озера карьера размером (5-26)х(75-85)х(2-3) м, пройденного вдоль простирания склона (меридионально) в подножье горы. Высота западных уступов каменоломни достигает 2-3.5 м. Объем выработки достигает 2000 м3.Очертания каменоломни сложные, что определяется сложной и густой природной трещиноватостью массива на участке разработки. Преобладают крутопадающие и вертикальные трещины субмеридионального и северо-западного простирания, менее развиты трещины северо-восточного направления. При добыче выходили блоки трапецеидальной, стелообразной, кубовидной и плитчатой форм.

Рабочая площадка карьера почти сплошь завалена околом и бракованными блоками размерами: 1.8х0.75х0.4 м, 1.0х1.5х1.8 м, 1.1х1.0х0.5 м, 2.0х1.0х1.0 м, 1.2х0.7х0.3 м, 1.0х1.1х1.0 м и др., объемом 0.5-2.7 м3.

На многих блоках сохранились следы вертикальных шпуров диаметром 22 и 25 мм, пробуренных в двух взаимно перпендикулярных направлениях «в строчку» на расстоянии 10-20 см друг от друга, на глубину 0.7-1.2 м. Редки шпуры диаметром 50 мм.

Каменоломня «Руотсенкаллио-3» также является памятником историко-культурного наследия Карелии и включена в туристический маршрут «Тулола-родина атлантов».

В 150 м к юго-востоку от каменоломни гранитов «Руотсенкаллио-3», и в 50 м от берега озера расположена интересная выработка темно-серых кварцито-песчаников и кварцитов. Ее местоположение может быть определено по небольшим шлейфам окола и блоков, сползающих по склону к берегу.

Еще П.А. Борисов П.А в 1963 году упоминал, что на берегу острова Тулолансаари, напротив Ляскеля, известна старая ломка темно-серого, почти черного слюдистого кварцита, в которой добывали блоки и плиты размером до 2х1.5х0.6 м (Борисов П.А. Каменные строительные материалы Карелии».Карельский филиал Академии наук СССР. Петрозаводск, 1963 г.).

Действительно, здесь в конце XIX – первой трети XX веков добывали блоки кварцитов и кварцито-песчаников объемом 0.2-0.5 м3 для строительных целей и изготовления надгробий. Камень вывозили по траншее к устью выработки, стаскивали их к берегу, где грузили на суда. Эти темные массивные кварциты и кварцито-песчаники могли вывозить в Санкт-Петербург под видом «сердобольских гранитов», о чем в свое время писал еще озеровед А.П. Андреев (Андреев А.П. Ладожское озеро. СПб., 1875 г.

Данная выработка была детально изучена И.В. Борисовым в 1995-1996 годах. В плане каменоломня имеет вид траншеи шириной 6-8 м, глубиной 1-2.5 м, вытянутой практически на север почти на 40 м, объёмом до 500-550 м3.

Разработке подлежал пласт «сливных» массивных слюдистых кварцитов и плотных кварцито-песчаников мощностью до 6 м, залегающий среди рассланцованных и сульфидизированных слюдистых кварцито-песчаников ладожской серии. Порода состоит в основном из кварца (70-75%), в ней также присутствуют: плагиоклаз (5%), биотит (до 20%), серицит, эпидот, апатит, рудный минерал.

В юго-западной части траншеи хорошо виден контакт массивных, темно-серых кварцитов и кварцито-песчаников с непригодными для строительства, более мягкими рассланцованными слюдистыми кварцито-песчаниками. Залегающие пласты породы простираются в субмеридиональном направлении и полого падают на юго-запад. Трещины в массиве расположены преимущественно вдоль пластов, но имеют более крутое падение. Также отмечаются секущие трещины северо-восточного и северо-западного простирания. «Главные» борта выработки ориентированы вдоль субмеридиональных трещин.

В южной части траншеи добыча камня осуществлялась двумя уступчиками высотой до 1.5 м. Здесь выработка завалена крупными глыбами породы, объёмом до 6-12 м3 .

Во многих бракованных блоках, брошенных вдоль бортов траншеи и на берегу озера сохранились следы шпуров диаметром 22 и 27 мм, пробуренных во взаимно перпендикулярных плоскостях на расстоянии 6-8 см друг от друга.

Выработка «Руотсенкаллио-4» легко доступна для осмотра. Туристская тропа на гору Руотсенкаллио к основным ломкам сердобольских гранитов проходит рядом с ней. Данная выработка также является памятником историко-культурного наследия Карелии с 2000 года.

Еще две интересные выработки кварцитов и кварцито-песчаников («Суури Тулола-1» и «Суури Тулола-2») расположены в 200-300 м к югу от окраины деревни СууриТулола, в лесу, на западном склоне безымянной горы, к западу от горы Кианмяки и к северу от горы Ристимяки.

Вероятно, в конце XIX – первой трети XX веков в этих выработках ломали блоки кварцито-песчаников и кварцитов, которые применялись для местного строительства на острове Тулолансаари, а также немного вывозились под видом «темных» сердобольских гранитов для строительных целей в Санкт — Петербург и Сортавала. Каменоломни «СууриТулола» были изучены И.В. Борисовым в 1993 году.

Выработка «Суури Тулола-1» пройдена поперек простирания относительно пологого склона скалы, и представляет собой траншею трапецеидальной в плане формы, размером (8-15)х17х(1,5-2)м, объёмом 200-250 м3. Площадка каменоломни наклонена в сторону падения склона, на запад, и завалена мелким околом. Стена забоя в северной части выработки покрыта ржавыми подтёками, образовавшимися за счёт выветривания сульфидизированных песчаников, и круто наклонена вовнутрь скального массива. Разрабатывавшаяся порода представляет собой тёмно-серые мелкозернистые слюдистые кварцито-песчаники и кварциты с редкими беловато-серыми кварцевыми прожилками. Массив на участке разбит крутопадающими трещинами северо-западного и северо-восточного простирания. В уступе встречен след шпура диаметром 50 мм. В лежащих на площадке бракованных блоках отмечаются следы шпуров диаметром 15-17 мм, пробуренных «в строчку» на расстоянии 10-20 см друг от друга.

Выработка «Суури Тулола-2» расположена в 20-30 м к северу от предыдущей, ниже по склону. Она представляет собой траншею, пройденную также поперек склона склона скалы, от самой ее подошвы, длиной 20 м, шириной от 6 м (внизу) до 10-12 м (вверху), глубиной от 0.5 м (внизу) до 2.5 м (вверху). Объём выработки – 100-120 м3. Рабочая площадка (подошва) траншеи сильно наклонена в сторону падения склона. Следов шпуров не обнаружено.

Выработки «СууриТулола» представляют определенный интерес для краеведения, истории горного дела и ландшафтоведения, но не привлекательны для туристов из-за своей удаленности от туристических троп и малых размеров.

К западу от горы Руотсенкаллио, в верхней части западного склона горы Мустиккамяки (+86.7 м) и в ее подножье известно более десятка небольших выработок, пройденных, вероятно, в конце XIX – начале XX веков при разведке месторождения и добыче сердобольских гранитов. Участок изучался геологами в 1950-1970-е годы и в 1984 году – А.В. Рылеевым. Осмотрен И.В. Борисовым в 1995 году.

По данным А.В. Рылеева, в верхней части горы Мустиккамяки, вблизи вершины, расположены мелкие выработки площадью до 200 м2, у подножья горы – более крупные выработки площадью до 400 м2 и глубиной 1-3 м. Выработки вскрыли один верхний горизонт гранитов и только в наиболее крупных выемках разрабатывалось по 2-3 пласта.

Расстояние между трещинами изменяется от 1.6 до 9.6 м. Диагональные трещины разбивают породу на клиновидные глыбы.

На участке обнажаются плагиограниты (сердобольские граниты) повышенной и неправильной трещиноватости, состоящие из плагиоклаза (33-41%), кварца (24-42%), микроклина (до 6%), биотита (11-24%), амфибола (4-8%) (Рылеев А.В. и др. Изучение минерально-сырьевых ресурсов каменных строительных материалов Карелии.Институт геологии КНЦ РАН, Петрозаводск, 1984 г.)

Выработки «Мустиккамяки» еще недостаточно изучены, чтобы оценить их туристический потенциал и местоположение в истории горного дела и ландшафтоведении. Отрицательным фактором является значительная удаленность выработок от туристических маршрутов и берега острова. Требуется проведение дополнительных геолого-ландшафтых исследований.

В северо-западной части острова Тулолансаари, на полуострове, до 1940 года находилось небольшое поселение ПиениТулола. У дома Матти Юрванена начиналась зимняя переправа через пролив. Во время ненадёжного льда здесь собиралось много желающих идти в город. Вместе, хоть и на приличном расстоянии друг от друга, островитяне не боялись выходить на тонкий лёд. Наиболее смелые из них шли впереди. Самым храбрым был ПеккаУймонен.

Недалеко от этой деревни, на побережье озера, к северу от мыса Уйтонниеми, где расположен бетонный маяк, вдоль высоких и крутых скал, на протяжении 500-600 м прерывистой цепочкой расположены небольшие горные выработки. В них в конце XIX – начале XX веков для строительных целей и изготовления памятников финны выламывали блоки мелко-среднезернистых тёмно-серых, почти чёрных, массивных и слаборассланцованных биотитовых амфиболитов размером в среднем 1х1х2 м. Возможно, что эти амфиболиты в прошлом также ошибочно принимали за тёмную разновидность сердобольских гранитов. На всем протяжении берегового склона, изъеденного мелкими выработками, выделяется несколько наиболее заметных каменоломен, которые были изучены И.В. Борисовым в 1993 году.

В 80-100 м на север от маяка на мысу Уйтонниеми, в верхней части берегового массива, на площади 20х20 м2 отмечается группа мелких, неясных очертаний выработок («Уйтонниеми-1») площадью до 10 м2, глубиной – 0.5-1 м. Территория завалена околом. Один блок в массиве достигает длины 2 м, при толщине 1.1 м. На его поверхности видны следы 30 (!) шпуров диаметром 20 мм, пробуренных «в строчку» на расстоянии всего 5 см друг от друга. В отвалах лежат блоки разных размеров, один из которых достигает длины 0.8 м. На его поверхности сохранились следы 9 шпуров диаметром 20 мм, пробуренных также «в строчку» на расстоянии 5 см друг от друга.

В 150 м к северу от маяка на мысу Уйтонниеми, в верхней части берегового склона, расположена достаточно крупная выработка «Уйтонниеми-2», в которой в конце XIX века – 1930-е годы добывали блоки мелкозернистых тёмно-серых биотитовых амфиболитов размером максимум до 2х2.5х1.2 м.

Данная выработка представляет собой полутраншею длиной 6-7 м (в начале) и 16-18 м (в забое), шириной 6-7 м, глубиной 1.5-3 м, пройденную в самой верхней части крутого берегового склона, вдоль его простирания. Объём выработки – до 150 м3. В плане каменоломня имеет форму трапеции, вытянутой на север-северо-запад.

Хорошо виден «главный» уступ выработки высотой 3-3.5 м. В нём сохранился подготовленный к отрыву блок высотой более 2 м, шириной 0.9- 2м. На обращенной к озеру внешней грани блока видны следы 29 вертикальных шпуров диаметром 20 мм, пробуренных на 1/2-2/3 глубины добычного уступа (1.3 м), на расстоянии 5 см друг от друга.

«Боковые» уступы выработки прошли по зонам дробления. В целом, трещиноватость на участке умеренная, среднее расстояние между крутопадающими трещинами составляет 1-2 м.

Площадка (подошва) выработки имеет практически горизонтальное положение, и обрывается почти 3-х метровым природным уступом, за которым до самого берега озера тянется шлейф из окола и бракованных блоков различных размеров и форм. Добытые в каменоломне заготовки стаскивали к берегу, до которого менее 100 м, с помощью брусьев и катков, и затем грузили на суда.

Выработка «Уйтонниеми-2» представляет большой интерес для краеведения и истории горного дела региона. Она может быть интересна и туристам, но расположена вдали от туристических маршрутов.

Целая группа выработок амфиболитов («Уйтонниеми-3») расположена в 300 м к северу от маяка Уйтонниеми, также в верхней части крутой береговой скалы.

Здесь, на площади 100х40 м2 отмечается три каменоломни, в которых в первой трети XX века финны добывали блоки для строительства и изготовления памятников максимальными размерами до 4.0х0.7х0.4 м — 2.6х1.4х1.2 м.

Выработка «Уйтонниеми-3а» (самая южная) представляет собой полутраншею размером 15х(12-22)х(1.5-4.5)м, объёмом 450-500 м3. В уступе сохранились следы шпуров диаметром 22 мм, пробуренных «в строчку» на расстоянии 5-10 см друг от друга, и одиночные шпуры диаметром 30 мм и 40 мм. Имеются отвалы окола.

Центральная выработка («Уйтонниеми-3б»), расположенная в 25 м на север отпредыдущей, представляет собой полутраншею размером (1.5-4)х30х (2-4) м.

Самая северная каменоломня комплекса («Уйтонниеми-3в») пройдена в 20 м на север от предыдущей и также имеет вид полутраншеи размером (1-2)х15х(1.5-2.5) м. Объем двух последних выработок трудно определить из-за их нечетких границ. В них также не обнаружены следы шпуров.

Комплекс указанных выработок представляет значительный интерес для истории горного дела, ландшафтоведения. Так как объект расположен вблизи водноготурмаршрута, он может посещаться туристами. Выработки должны быть объявлены памятником индустриальной культуры.

В 500-600 м к северу от маяка на мысу Уйтонниеми, в верхней части береговой скалы расположена еще одна выработка амфиболитов – «Уйтонниеми-4», крупнейшая в этом районе. Она представляет собой полутраншею размером (15-20)х30х(3-6)м, объемом 1500-2000 м3. Границы выработки нечёткие и достаточно сложные. Отмечается не менее 3-х добычных уступов высотой по 1.5-2.5 м. Истинное число уступов определить трудно, т.к. почти все пространство каменоломни сильно завалено околом и блоками размером до 1х1х2 м и менее. В стенках уступов видны следы вертикальных шпуров диаметром примерно 27 мм, пробуренных на расстоянии 10-15 см друг от друга. На кусках окола — следы шпуров диаметром 22 мм, расположенных «в строчку» на расстоянии 8-10 см и 15-17 см друг от друга. В данной каменоломне в начале XX века для строительных нужд и изготовления надгробий могли добывать блоки объемом до 1-2 м3.

Каменоломня «Уйтонниеми-4» также представляет определенный интерес для краеведения, истории горного дела, ландшафтоведения, но она вряд ли будет интересна туристам, т.к. несмотря на свои большие размеры и относительно легкую доступность, значительно завалена околом и блоками.

Поселения Расила, Путсинлахти и Мёнтселя, расположенные в юго-восточной части острова Тулолансаари до 1940 года входили в школьный округ «Расила». Школа в деревне Путсинлахти была построена в конце XIX века. Поначалу она называлась «Тулола», а после строительства школы в СууриТулола – «Расила». От школы, расположенной на взгорке, открывался великолепный вид на залив Путсинлахти («ковш-залив»), получивший название за свою круглую форму, напоминающую ковш. Залив окружают высокие горы, среди которых наиболее примечательна гора Линнамяки («крепостная»), на вершине которой до сих пор сохранились развалины средневекового городища-убежища карел.

По воспоминаниям бывших жителей острова, запоминающееся событие для учеников школы Расила произошло в 1919 году. Был красивый майский вечер. Молодежь и учительница школы отправились на остров Каарнетсаари песней встречать первого президента Финляндии Сталберга. По пути они собрали в берёзовое лукошко красивейшие весенние ландыши, предназначавшиеся для супруги президента, и расположились на крутой скале, готовые начать песню в тот момент, когда корабль с руководителем страны войдет в пролив. Великий момент истории переживался тогда во всей Финляндии, великим он был и для жителей Путсинлахти.

Почти все население Путсинлахти состояло из Ламбергов. В 1936 году на остров Тулолансаари с острова Риеккалансаари, через пролив, провели телефонный кабель, и в Путсинлахти построили телефонную станцию, которой стал заведовать ПеккаЛамберг.

В восточной части острова Тулолансаари до войны находилась старинная деревня Мёнтсёля в несколько десятков дворов. Самыми большими домами поселения в начале XX века были дома купцов Владимира Филлипова и Спиридонова, а также земледельцев Хилкамо и Вильяно. Почти у каждого дома имелся сад.

До 1913 года в Мёнтселя работала русская школа, но в ней мало было учеников. Как-то летом 1908 года с проверкой в русскую школу Мёнтсёля приехали архиепископ Сергий и архимандрит Киприан. Хор из Путсинлахти приготовился песней встретить редких гостей, и для приветствия расположился на берегу. Когда глава Финляндскаой епархии проходил мимо, грянула песня, которая так понравилась архиепископу, что он пригласил хор в школу еще раз спеть во время церковной службы.

Деревню Мёнтсёля до революции заселяли преимущественно православные карелы, финны и русские. Православные и лютеране вместе бывали на всех духовных собраниях, которые проходили в общественных домах и школах острова. Они пели в одном церковном хоре. Вообще, островитяне были песенными людьми. По преданию, им это умение подарили ладожские волны. На острове действовали две часовни. В церковь ездили на остров Риеккалансаари и в Сортавала.

В южной части острова Тулолансаари находилась деревня Соуканранта одноименного школьного округа. Это поселение появилось еще в конце XV века под названием Унтиала и Лохкала. Часть деревни Соуканранта заходилана соседний остров Орьятсаари, который в послевоенное время также назывался «Малым Тулоном». В основном здесь жили православные, они по воскресным вечерам, а иногда и в середине недели собирались для молитвы и пения в общественных домах. Во многих семьях проводились семейные службы. Действовала воскресная школа.

Самым любимым местом игр для молодёжи была зелёная лужайка горы Путомяки, откуда по воскресным летним вечерам слышались весёлые мелодии. По летним вечерам с озера доносились песни жителей, на лодках возвращающихся с покоса домой. Жители Соуканранта в основном занимались сельским хозяйством, в меньшей степени – рыболовством.

Самый заметный дом поселения находился на берегу пролива Сининсалми, принадлежавший мастеру ЮхоПулкканену, который занимался также общественной работой и другим строительством на острове. В 1927 году на красивой горе ЯнатуйненЮхоПулкканен построил школу, учительницами которой до 1939 года были ХильмаМякиня, Гера Лаэлия Лингвист, Саара Алина Хямяляйнен.

В школьных округах Расила и Соуканранта горные выработки строительного камня не обнаружены. Здешнее население в основном занималось земледелием и рыболовством, но некоторые жители подрабатывали на каменоломнях в северной и восточной частях острова.

По окончании «Зимней» войны (1939-1940 годов) все прежнее финское и карельское население острова Тулолансаари было эвакуировано в Финляндию, а на их место из Астраханской области и других районов СССР приехали переселенцы – всего 68 семей, ставших колхозниками рыболовецкой артели «Ленинский путь». Люди заселили свободные финские дома. Председателем колхоза был назначен Максим Гаврилович Маркин.

Мирная жизнь длилась всего девять месяцев, началась Великая Отечественная война. Жителей Тулолансаари эвакуировали лодками в Ляскеля, оттуда в Вологодскую область, Ханты-Мансийский округ.

В 1941-1943 годах на остров Тулолансаари вернулись многие довоенные жители.

По окончании войны, после 1944 года, на остров вновь прибыли советские переселенцы – в основном из Белоруссии, но были и те, кто приехал сюда еще в 1940 году. Восстановили колхоз «Ленинский путь», занимавшийся в основном ловлей рыбы и растениеводством. Его председателем в 1945-1952 годы был Василий Павлович Попов, в 1952-1955 годах – А. Ф. Минин, в 1955-1956 годах – Н.А. Кустов. На полях Тулолансаари рос картофель, свекла, морковь, капуста, из злаковых — ячмень, овес, рожь. Конечно, занимались и животноводством: держали крупный рогатый скот, свиней, овец. Открылась начальная школа, клуб, фельдшерский пункт, магазин. Только в середине 1950-х годов на остров провели электричество, телефонную связь, проводное радио. В город летом ходили лодки, а зимой добирались на лыжах.

В 1956 году колхоз «Ленинский путь» ликвидировали, а земли присоединили к совхозу «Сортавальский». В начале 1960-х годов жителей острова стали переселять на материк – вСортавала, Лесозавод и на соседний остров Риеккалансаари. Последние жители выехали с острова в 1968 году. В 1966 году тулонские земли отошли к вновь созданному совхозу «Приладожский», который до 1993 года организоввыал на острове летние пастбища молодняка и луга по заготовке сена. В 1996 году животноводческое направление совхоза было ликвидировано, и сельхозугодья на острове Тулолансаари оказались никому не нужны.

За прошедшие полвека культурные ландшафты острова Тулолансаари изменились до неузнаваемости. Пашни и луга заросли непролазным кустарником, а во многих местах – самым настоящим лесом. Тем не менее, еще и сейчас на сохранившихся лугах предприниматели заготавливают сено. От домов и хозяйственных построек острова остались только груды камней. Фруктовые сады вымерзли и выродились. Остров Тулола практически вернулся в свое первоначальное состояние, когда на нем еще не было жителей. Но, тем не менее, находясь на острове, мы иногда ощущаем присутствие здесь людей, пусть уже ушедших в мир иной. Нас еще манят мудрые леса на скалах, узкие, исчезающие луга между ними, умирающие яблоневые сады, таинственные развалины построек. Можно подолгу бродить по заросшим дорожкам, по которым когда-то ходили друг к другу в гости островитяне и бегали в школу их дети, внимательно рассматривать развалины домов, где прежде бурлила жизнь, как будто надеясь воскресить прошлое.

По мнению сотрудников Регионального музея Северного Приладожья, остров Тулолансаари, на территории которого находится большое количество историко-культурных памятников (археологических объектов, исторических каменоломен, памятных мест), еще можно вернуть в область человеческих интересов. Речь идет не только о земле, которая так долго ждет своего настоящего хозяина. Речь идет и о правильном использовании природного и историко-культурного наследия этого острова для развития в регионе рекреации (зон отдыха) и туризма.

Согласно концепции создания национального парка «Ладожские шхеры», остров Тулолансаари станет своего рода центром особо охраняемой природной территории, где будут организованы интересные туристические маршруты, «музеи под открытым небом» и места отдыха. При этом по лесу можно будет свободно ходить, собирая грибы и ягоды.

В состав парка не войдут бывшие сельхозугодия острова, которые еще могут быть использованы в традиционном хозяйствовании, в т.ч. и для организации личных подсобных хозяйств. Желающих купить земли на Тулолансаари много, однако, спешить с их продажей не следует, чтобы не навредить окружающей природе и историко-культурным памятникам этого острова. Прежде, чем выделять земли под хозяйства, администрации района необходимо тщательно просчитать все возможные последствия. При продаже земельных участков на Тулолансаари важно учитывать их историко-культурное значение, как, скажем в случае с бывшим домом купца Баринова. То же касается и исторических каменоломен сердобольских гранитов, которые, хотя и имеют с 2000 года официальный статус памятника историко-культурного наследия (горного дела), все же могут оказаться в зоне интересов горнопромышленников.

Сохранить для потомков уникальную природу и историко-культурные ландшафты острова Тулолансаари можно только путем создания национального парка «Ладожские шхеры». При этом не исключается мирное сосуществование в пределах острова подсобных или крестьянских хозяйств и особо охраняемых, но доступных для сбора даров леса и туристических прогулок территорий.

По мнению профессора Санкт-Петербургского университета экономики и финансов Владимира Михайловича Разумовского, остров Тулолансаари, по причине находящихся на нем уникальных каменоломен, в которых добывали мемориальный, колонный и скульптурный камень, археологических памятников и иных памятных мест может претендовать на статус памятника ЮНЕСКО. Может быть, когда-нибудь так и будет. Остров Тулолансаари должен стать заповедным уголком Северного Приладожья, своеобразным «Музеем под открытым небом», тем самым «храмом» науки и искусства, о котором в свое время мечтал художник и мыслитель Николай Рерих.

Литература:

  1. Алопеус С. Краткое описание мраморных и других каменных ломок, гор и каменных пород, находящихся в Российской Карелии. С-Пб., 1787.

2. Андреев А.П. Ладожское озеро. СПб., 1875 г.

3. Борисов П.А. Каменные строительные материалы Карелии». Карельский филиал Академии наук СССР. Петрозаводск, 1963 г.

4. Борисов И.В., Васильева Т.И. Исследования о. Тулолансаари, 1995 г.

5. Булах А.Г., Борисов И.В., Гавриленко В.В., Панова Е.Г. Каменное убранство Петербурга. Книга путешествий. Изд-во «Сударыня», СПб, 2002, 2004.

6. Зискинд М.С. Декоративно-облицовочные камни. Москва «Недра», 1989 г.

7. Информационный отчет о проведенных геологических исследованиях для Сортавальского дробильно-сортировочного завода, «Оргстройниипроект», 1978 г.

8. Каменоломни сердобольского гранита // Инженерный журнал, 1885 г., № 6,7, стр. 87.

9. Озерецковский Н.Я. Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому, СПб, 1792 г., 1812 г.

10. Отчет о рекогносцировочно-поисковых работах, проведенных в 1954 г. на облицовочные граниты в Северо-Западном Приладожье.

11. Пудовкин В.Г. Сердобольский гранит // «Природа». Мурманское книжное издательство, 1985 г.

12. Рылеев А.В. и др. Изучение минерально-сырьевых ресурсов каменных строительных материалов Карелии. Институт геологии КНЦ РАН, Петрозаводск, 1984 г.

13. Сортавальская сельская община. Перевод Кауппинен Э., 1994 г.

© Борисов И.В., 2013 г. Каменоломни острова Тулолансаари. Дорога горных промыслов. Институт геологии КНЦ РАН, Петрозаводск, 2014 г., с. 216-236



Достопримечательности Карелии на карте
Автор:



Вы можете преложить свои правки, написав автору статьи или пользователю Redactor